Баирта Тостаева: Через внешний атрибут — одежду, можно менять свое внутреннее состояние

Тостаева Байрта Борисовна Баирта Тостаева: «Мы не ожидали такого успеха!»

Через внешний атрибут — одежду, можно менять свое внутреннее состояние

Газета «Элистинский курьер» опубликовала интервью с руководителем студии «Иньглян» Тостаевой Баиртой Борисовной, об этом сообщает заместитель начальника отдела культуры КалмыкияНьюс.

С 9 по 12 ноября в Астрахани проходил шестой по счету сезон «Каспийской недели моды», в котором участвовала калмыцкая дизайнерская студия «Иньглян», пишет газета «Элистинский курьер». О том, как все прошло и что этому предшествовало, мы поговорили с руководителем студии и ассоциации женщин Калмыкии «Иньглян» Байртой Тостаевой

— Расскажите немного о себе.

— Я предприниматель, год назад стала заниматься общественной деятельностью – развитием и популяризацией калмыцкого костюма. Плюс еще мы немного затрагиваем тему о традициях и обычаях, пытаемся развивать калмыцкий язык, в общем всего по чуть-чуть. Это я говорю об ассоциации женщин Калмыкии «Иньглян». На базе этой ассоциации мы создали дизайнерскую студию «Иньглян», где шьем одежду, которую можно носить в повседневной жизни.

— А для чего вам это стало нужно?

— В самом раннем возрасте я не ощущала себя калмычкой. Я видела себя русской с калмыцкой внешностью девочкой. Находясь здесь в Элисте, в Калмыкии, я, тем не менее, не находила в себе этнической принадлежности и с какого-то момента меня это стало напрягать. Эта неполноценность у меня копилась и в итоге я стала понимать, что мне в жизни чего-то не хватает. Позже я охарактеризовала это словосочетанием «недостаток гармонии».

Дольган Чонаев: — Как нашли то, что вам было необходимо?

Тостаева Баирта Борисовна: — В 2006 году я ездила в Монголию и купила там себе платье. Когда я его надела, то почувствовала, что во мне что-то изменилось. Не могу объяснить это словами, но я как будто прониклась энергетикой монгольской степи – мощной, строгой и в то же время мягкой. И я поняла, вот она – гармония! Я всегда немного рукодельничала – шила, кроила, перелицовывала одежду, но вот как сшить калмыцкое традиционное платье я не знала. Я хотела сшить платье, которое можно было надевать, как говорится «хоть в пир, хоть в мир», а те платья, которые носили наши артисты, меня не устраивали. Потому что со всеми этими пайетками, стразами, бисером и прочими блестяшками, которые лепят на концертные костюмы артистов, я бы выглядела как новогодняя елка в супермаркете на распродаже. Ну не может такого быть, чтобы наши бабушки и прабабушки носили такую непрактичную одежду, думала я и оказалась права. И я стала шить – первое платье, второе, а потом это вошло в привычку (смеется).

На фото: Тостаева Байрта Борисовна


Тостаева Баирта Борисовна

— А где находили информацию о том, какие платья носили наши бабушки?

— Ходила в музей, читала книги, Сычева, например, смотрела фотографии, картины. После этого я окончательно удостоверилась в том, что женские калмыцкие повседневные платья были очень функциональные. У калмыков просто по определению не могло быть непрактичной одежды, кочевники не могли бы жить и работать в нарядной одежде с длинными рукавами и подолом, который волочится по земле. Калмычки носили свои платья и днем и ночью, можно сказать, что у женщины-калмычки было всего два платья – одно на повседневную носку, а другое на праздники, которые устраивались не так уж и часто. Рабочее платье носилось до степени полной изношенности, а затем шилось новое.

— Как я понял, вы стали создавать одежду исходя из прошлого опыта калмыцкого народа?

Да, именно так. И вот я шью свои платья по образу и подобию калмыцкой повседневной одежды, ношу их, всем это очень нравится и многие мои близкие подруги сказали «ах, я тоже себе хочу такое» и стали уговаривать меня шить для других женщин. Так родилось наше женское движение «Иньглян». Мы приглашали к себе самых разных людей и узнавали у них – как должна вести себя женщина-калмычка в семье, в быту, на работе, как выстраивать правильные отношения с детьми, с мужем, с его родственниками. Нам хотелось понять, что из себя представляла женщина раньше, какой она стала сейчас и как можно адаптировать полезные традиции к современной реальности. Потому что мы никак не можем быть похожи на тип «западных женщин» и ориентирование на Запад в этом смысле для нас не приемлемо.

— И что произошло дальше?

— А дальше мы с подругами решили создать свое ателье с таким же названием как и наша общественная организация. Так появилось ателье «Иньглян», которое вскоре превратилось в дизайнерскую студию, а затем это выросло в какое-то движение этномоды после того, как мы стали выкладывать в интернет свои работы – к нам стало приходить много женщин и заказывать нашу одежду. Сейчас ателье уже живет своей, немного отдельной от ассоциации жизнью. У нас на сегодняшний день заказы расписаны на месяц вперед – люди хотят надевать и носить национальную стилизованную одежду на дни рождения, свадьбы и просто для того, чтобы выделяться из толпы. И не обязательно, что эта одежда пошита именно у нас. Женщины шьют сами, заказывают в ателье и я рада тому, что у наших женщин появилось это модное направление, к развитию которого наше ателье приложило немало усилий. У людей появилось понимание, что сценические костюмы и красивая повседневная национальная одежда это не одно и то же.

— Вы шьете только платья?

— Мы, кроме платьев шьем пальто и куртки. И, подчеркиваю, что мы выпускаем только калмыцкую стилизованную одежду – удобную, носкую и, самое главное, радующую глаз.

— А где берете и какие используете ткани?

Ткани покупаем в магазинах Элисты. В основном это хлопок, лен, джинса. Почему джинса? Да хотя бы потому, что джинсы есть у всех, даже у бабушек. А американские ковбои, для которых и были придуманы первые джинсы, тоже пасут скот и в этом очень схожи с нашими чабанами (смеется).

— Что скажете насчет орнамента, который в невероятных количествах присутствует в сценических костюмах калмыцких артистов?

— Знаете, есть такое понятие «дурновкусие». Так вот, у нас этого «дурновкусия» в костюмах артистов более чем достаточно. Могу для примера привести ансамбль «Алан» из Северной Осетии. Так вот у них в мужской черкеске выдержанной в серых тонах вообще не было никакой вышивки или каких-то блестящих штучек и тем не менее, эти костюмы были очень гармоничны и благородны. У калмычек орнамент на одеждебыл не просто украшением, а нес большой смысл. Изучая орнамент на платье, можно было узнать о женщине многое – какого она рода, где она жила до замужества и за кого вышла замуж. Еще орнамент был своего рода оберегом от злых сил, негативного влияния местности или людей. Вышивка наложением шнуров называется «зег» и именно из этих шнуров создавался индивидуальный орнамент на одежде замужней женщины. Поэтому, когда я вижу вышивку «зег» на мужском костюме на сцене или на официальных приемах, мне становится не по себе. Для наших предков-мужчин надеть вышивку замужней женщины «зег» стало бы величайшим позором, а какие бы выводы сделали из этого другие мужчины, думаю, говорить не стоит. Эти вышивки, кстати, я видела у первых лиц республики и у некоторых депутатов.

— Теперь о неделе моды, в которой вы участвовали. С этого места поподробнее, пожалуйста.

— Моя подруга журналист, рассказала мне, что ей позвонили люди из «Каспийской недели моды» и попросили поискать в Калмыкии дизайнеров. А мы как раз приготовили джинсовую коллекцию на сентябрьский показ в Элисте, которого не случилось, и поэтому я подумала – а почему бы и нет? Из Элисты должны были поехать еще несколько дизайнеров, но они не смогли по ряду причин – кто-то заболел, у кого-то не вышло со временем. Но в итоге мы все-таки решились и поехали в Астрахань на эту неделю моды. Хотя до этого момента у нас не было даже мысли куда-то ездить с нашей одеждой, для нас было и остается главное целью – популяризация калмыцкого костюма среди калмыков.

— А какую цель вы преследовали, участвуя в этом показе мод?

— Я хотела посмотреть, насколько наша этномода интересна за пределами республики. Мне хотелось узнать – какую оценку дадут другие люди, и в правильном ли направлении мы двигаемся?

— И как все прошло?

— Мы показывали свою коллекцию в первый же день. Там было много людей, которые не первый год работают в этой индустрии, например, худрук конкурса «Адмиралтейская игла» Любовь Рубинян, с которой мы познакомились на дружеском бизнес-бранче после нашего показа. За столом в неформальной обстановке я пообщалась с дизайнерами из других стран и все они говорили, что им очень понравились наши модели и все они в один голос приглашали нас на свои конкурсы в Милан, в Будапешт, про «Адмиралтейскую иглу» я уже и не говорю. Хотя Любовь Рубинян и сказала, что я не подхожу по возрасту, у них конкурс для молодых дизайнеров, тем не менее, только для вас мы сделаем специальный показ, потому что ваша коллекция очень интересна. Еще одна крутая немецкая фирма пригласила нас на выставку одежды и аксессуаров в Москву, где байеры из Европы (байер — дословно «закупщик», человек, отвечающий за формирование ассортимента магазина — ред.) подбирают коллекции себе в продажу. Они спрашивали – у вас есть производство? Мы работаем с производителями напрямую и можем сразу заключить контракты на поставку одежды в Европу. Я говорю – нет, мы шьем штучный товар и только по индивидуальным заказам. Они очень сожалели, но потом уговаривали меня просто выставить нашу коллекцию для того, чтобы она просто там была, так им понравилась наша калмыцкая одежда. Там же нам предложили запатентовать нашу коллекцию, чтобы у каждой модели был свой паспорт, для того, чтобы потом можно это было продавать как эксклюзивные вещи, которых нет нигде в мире, кроме Калмыкии.

— Согласились на все и сразу?

— Вы знаете, на нас свалилось столько предложений и восторженных оценок, что сейчас мы еще ни на что не решились. Мы должны просто сесть и спокойно все обдумать. Поучаствовать в показах и конкурсах за границей можно, это не так сложно. Но я хочу знать и спрашивала об этом своих заграничных коллег – для чего вам нужна наша калмыцкая одежда и кто ее будет носить? Вы живете в Милане, кто там будет носить калмыцкое платье? Мне отвечали так: «Вы знаете, сейчас в мире моды такой завал однотипной одежды, что нет разницы в какой модный магазин или бутик вы зайдете. Допустим, вы можете зайти в «Зару», но, точно такое же платье или пальто вы можете купить и в «Манго» и у «Диора», хотя это разные фирмы и разные сети магазинов. Людям хочется этнического многообразия, хочется отличаться, хочется быть «штучным товаром». Вас будут носить люди творческие, креативные, те, которые не хотят быть в толпе. Ваша одежда именно такая, потому что она необычная». Насчет нашего успеха на неделе моды, могу рассказать такую историю. Идет показ, зрители сидят и хлопают из вежливости в конце, когда на сцену выходит дизайнер. И тут появляются наши модели. И весь зал начинает аплодировать. Когда я вышла, была просто овация. К нам подбежали организаторы: «Это супер! Это классно! Это шедевр!». Одна из членов жюри недели моды, гуру моды из Милана в своем instagram выложила видео нашего показа и снабдила комментарием: «Единственные кто меня поразил, это вот эти люди из Калмыкии». Мы не ожидали такого успеха, честное слово!

— После такого фурора у вас нет «головокружений от успеха»?

— Нет, никаких головокружений не наблюдается, есть просто приятное чувство от хорошо сделанной работы. В декабре мы поедем на этнический конкурс «Этно-эрато» в Москву, там будет вся Россия, и там посмотрим – насколько мы хороши и какую оценку нам дадут. На следующий год мы планируем участвовать в конкурсе «Адмиралтейская игла». Дальше будем думать – куда двигаться дальше. Самое главное, что я поняла, участвуя в неделе моды – нашу калмыцкую одежду надо носить обязательно. И не только потому, что она красивая, а потому, что если ты носишь эту одежду, то у тебя складываются внутри все пазлы, и ты чувствуешь гармонию, которая идет изнутри. Это удивительно, это так. Моя одна хорошая подруга надев наше платье, рассказывала, что сидя с друзьями в ресторане ей хотелось вести себя достойно и соответствовать образу, который был у нее в этой одежде. И даже мужчины по отношению к ней, когда она была в национальном стилизованном платье, вели себя очень уважительно и не позволяли себе ничего лишнего. Получается, что через внешний атрибут – одежду, можно менять свое внутреннее состояние, можно сказать, что и одежда может воспитывать в человеке лучшие чувства. Это звучит странно, но я советую всем попробовать. Особенно женщинам. Калмыцкая одежда несет свою ауру, и я думаю, что каждой калмычке необходимо иметь в гардеробе хотя бы одно такое этноплатье.

— Спасибо за интервью. Удачи вам.

На фото: Тостаева Баирта Борисовна


Тостаева Баирта Борисовна


Республика Калмыкия

Беседовал Дольган Чонаев,
Источник: газета «Элистинский курьер»
Элиста, Республика Калмыкия

Самые популярные новости на эту тему:

Метки: , , , , , , ,

Оставить комментарий

Поиск
Письма и отзывы
    Николай Поляков: Я тот самый Николай Поляков!!Спешу сообщить Всем ,
    Вадим: Круто, надо обязательно сходить. Знаю художника ли
    к: НАКОНЕЦ-ТО, СЕРЬЕЗНЫЙ МУЖЧИНА! Сразу видно - не вр
    окн- тенгр: Дай бог! Это уже другой уровень решения проблем в
    KalmykiaNews: Здесь ещё новость: http://www.kalmykianews.ru/2017
    окн - тенгр: По мере поступления более подробной информации об
    окн- тенгр: На ск-ко достоверна эта информация? И получатели э
    Наран: Эн кююкн хальмг биш?
    Заяна: 01.08.2017 в 06:44 Здравствуйте Зоя Олеговна! От
    Barabashja: Куда мир катится
Архивы