Калмыцкая интеллигенция в годы депортации

Олчанова Ц.В.
Калмыцкий Государственый университет (КГУ) г. Элиста.

27 декабря 1943 года по преступному Указу Президиума Верховного Совета СССР Калмыцкая АССР прекратила свое существование, а калмыцкий народ подвергся поголовному и принудительному выселению в Сибирь. Вместе с республикой и народом их участь разделила и интеллигенция.

Довоенная калмыцкая интеллигенция состояла из молодых представителей, выросших в годы Советской власти и окончивших педагогический или учительский институты, педагогические или сельскохозяйственные техникумы, созданные в Калмыкии в первой половине 20-х гг. прошлого столетия, а также обучавшихся в Калмсовпартшколе в Астрахани и Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве. Были и более мелкие группы интеллигенции различных профессий (врачи, юристы, экономисты, литераторы и др.).

В результате войны и незаконной депортации калмыцкого народа был нанесен значительный урон интеллигенции Калмыкии, особен-но мужской ее части. Историческая наука в Калмыкии не располагает достоверны-ми данными о количественном и качественном составе калмыцкой интеллигенции, подвергшейся депортации по национальной принадлежности, ее ряды резко уменьшились в 1944-1950 гг.

Профессиональный состав калмыцкой интеллигенции состоял в основном из учителей, государственных служащих, работников культурно-просветительных учреждений и хозяйствен-ных организаций, небольшого количества врачей и среднего меди-цинского персонала. Так, учителей с высшим обра-зованием в 1939 году было всего 86 человек, с незаконченным высшим и средне-специальным образованием 786, врачей — 81, среднего медперсонала — 264 человека.

Основная масса интеллигенции была мобилизована в Советскую Армию, сражалась на различных фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., о чем свидетельствуют архивные источники и награды, полученные в годы пребывания на фронте. Несмотря на это, они были отозваны с фронтов и отправлены в отдаленные районы страны, оказались рассеянными на территории от Урала до Сахалина.

Представители калмыцкой интеллигенции с большим трудом устраивались на работу по спе-циальности. Многих из них увольняли с работы без объяснения причин.

К примеру, из материалов Ю.О. Оглаева видно, что Илишкина Ивана Кузнецовича, директора Калмпединститута, со всей его семьей, направили в самую отдаленную деревню Ужурского района под названием Тарханка. Сам Илишкин Иван Кузнецович вспоминает: «По специальности было трудно устроится. Сначала устроился возчиком. А тем временем списывался по почте в поисках работы по специальности. Сначала учителем семилетней школы в Ужуре, потом старшим преподавателем в соседнем учительском институте, в Абакане, а потом в Наманганском пединституте в Узбекистане». Так началось постепенное возвращение Илишкина И.К. в пед.практику и филологическую науку.

Не менее трудную судьбу пережили и другие представители калмыцкой интеллигенции — философ Джал Дарбакович Орлов, работавший в Омском пединституте, был освобожден от работы, после чего устроился преподавателем школы.

Церен-Доржиевич Номинханов, трудившийся в Хакасском НИИЯЛИ, был обвинен в космополитизме, исключен из партии, был вынужден уехать в Казахскую ССР, где работал в секторе восто-коведения Института истории и этнографии АН КазССР. Им напи-сано и опубликовано по разным вопросам филологии 7 научных работ.

Бембя Джалыкович Муниев, Аксен Илюмжинович Сусеев, а также вскоре отозванные с фронтов Урубжур Эрдниевич Эрдниев, Бата Бадмаевич Бадмаев и другие менее известные, прошли хотя и разными, но одинаково тернистыми путями все 13 лет депортации.
Профессор У.Э.Эрдниев после увольнения из Советской Ар-мии работал с 1946 г. старшим преподавателем по древней исто-рии в Новокузнецком пединституте, деканом исторического факультета. Он начал заниматься археологическими раскопками в Кузбассе на территории Кемеровской области. Им опубликованы две неболь-шие работы и статьи по археологии Кузбасса, был одним из ав-торов истории Кузбасса, участвовал в работе многих научных конференций.

Доцент Б.Б.Бадмаев работал преподавателем русского язы-ка в Зональной средней школе Алтайского края, откуда он уехал в Казахстан, где было все-таки попроще пробиться к работе по специальности.

Бывший препода-ватель истории Калмыцкого педучилища в Астрахани Б.С.Санджиев после увольнения из Советской Армии трудился в Институте истории и этнографии АН КазССР младшим научным сотрудником, активно участвовал в написании и подготовке истории КазССР, вышедшей в 1967 г.

Н.Ш.Ташнинов трудился препо-давателем педагогики и заместителем директора Мариинского педучилища Кемеровской области вплоть до осени 1956 г.
А те молодые люди,  которые не получили образования до выселения в Сибирь и Дальний Восток, Среднюю Азию и Казахстан, лишь в виде исключения пробивались и пробились в вузы по месту ссылки и успели закончить их еще до 1957 года, т.е. до восстановления автономии и возвращения калмыков на родину. Это Очир Джагаевна Мукаева, которая уже в 1944 году поступила в Казахский педагогический институт имени Абая и закончила его в 1948 году. Это участники Великой Отечественной войны Анджа Эрдниевич Тачиев и Пюрвя Мучкаевич Эрдниев.

Это Михаил Петрович Иванов, который уже в 1945 году поступил в Абаканский учительский институт, а после него, без отрыва от производства, закончил и Казахский пединститут им. Абая.

Это целая плеяда людей, дерзко пробившихся в вузы и получивших, таки высшее образование, несмотря ни на что: Виктор Улюмджиевич Килганов — Кзыл-Ординский пединститут (1950-1955 гг.), Михаил Очкаевич Годаев — Новосибирский учительский институт (1951-1953 гг.); Владимир Бадмаевич Мухараев и Ольга Алексеевна Дорджиева — Казахский медицинский институт (оба — 1950-1956 гг.); Арслан Гадашевич Хараев — Омский ветеринарный институт (1952-1957 гг.); Зоя Доржинова Бадугинова — Новосибирский педагогический институт (1953-1957 гг.); Адьян Намысович Букаев — Казахский зооветеринарный институт (1952-1957 гг.); Владимир Павлович Дорджиев — Казахский сельскохозяйственный институт (1952-1957 гг.); Вера Бадма-Горяевна Арашаева — Новосибирский пединститут (1953-1957 гг.); Клара Элюдовна Куканова (в замужестве Кардонова) — Куйбышевский (Новосибирский области) учительский институт (1954- 1956 гг).

Юлий Очирович Оглаев в своей монографии «Первые шаги высшего образования в Калмыкии (1920-1943 гг.)» приводит целый список людей, которые поступили в вузы Сибири, Средней Азии и Казахстана еще до окончания ссылки, но завершали учебу уже после восстановления калмыцкой автономии, т.е. после 1957 года, одни из них завершали учебу на местах пребывания, а другие  переводились в вузы по соседству с Калмыкией — в Астрахань, Ставрополь, Сталинград. Ростов, Саратов и некоторые другие города.

Это была, наиболее крупная масса людей, получивших высшее образование — Октябрина Александровна Шунгаева — Красноярский мединститут (1953-1959 гг.), Разум Мартемьянович Кожембаев — Казахский зооветеринарный институт (1953-1958гг.); Лев Сергеевич Дженгуров — Казахский сельскохозяйственный институт (1953-1958гг.); Убуш Эдгеевич Алексеев — Казахский медицинский институт (1953-1955 и Астраханский 1956-1960 гг.), Борис Джалаевич Шунгаев — Казахский сельхозинститут (1954-1959); Санал  Батаевич Бадмаев — Алтайский, затем Казахский и Ставропольский сельхозинститут (1954-1959 гг.); Екатерина Мигмяровна Васильева — Кзыл-Ординский педагогический институт (1954-1959 гг.); Павел Очкаевич Годаев — Новосибирский -пединститут (1955-1960 гг.), Михаил Игнатьевич Эренценов, Марк Андреевич Бачаев, Иван Манджиевич Канкаев, Любовь Андреевна Манджиева (1955-1961 гг.) — все четверо Новосибирский медицинский институт; Владимир Бадахаевич Убушаев — Новосибирский, Астраханский и Саратовский пединститут (1955-1960 гг.); Людмила Очировна Оглаева — Ишимский и Астраханский пединститут (1955-1960 гг.); Юлий Очирович Оглаев — там же (1955-1960 гг.); Елизавета Мигмяровна Васильева — Казахский мединститут (1956-1962 гг.) и многие другие.

Все тринадцать лет ссылки эти люди, насильно выселенные из родных мест и заброшенные в отдаленные города и поселки Сибири, Дальнего Востока и аулы среднеазиатских республик, никогда не теряли надежду на восстановление справедливости к своему народу. Некоторые представители калмыцкой интеллигенции, не страшась репрессивных последствий, настойчиво обращались с письменными заявлениями в адрес разных руководителей верховной власти страны с целью, чтобы  восстановить справедливость в отношении калмыков. Об этом моменте подробно написал в своей документальной повести «Возрождение» М.Б. Нармаев.

9 января 1957 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении национальной автономии калмыцкого, балкарского, чеченского, ингушского и карачаевского народов. К весне и лету 1957 года усилился поток калмыков, возвращающихся в родные места.

После восстановления национальной автономии и возвращения основной массы народа на родину, в Калмыкии на I декабря 1959 года работало 3165 специалистов с высшим и средне-специальным образованием, из них 2093 женщины (66%). Специалистов с высшим образованием было 1561 человек. По профессиям они представлены так: 213 агрономов, 385 техников, 428 зоотехников и ветеринарных работников, 798 мед-работников.
Таким образом, за 13 лет трагической депортации калмыков Советская власть подготовила специалистов с высшим образованием в несколько раз больше чем за период с 1892-1917 годы, т.е. за все 25 капиталистического «процветания» той же Калмыкии, о котором так любят поговорить либеральные авторы нашего времени.

Представители калмыцкой интеллигенции, в основном, давали верную оценку совершившегося геноцида по отношению к народу. Давид Кугультинов на встрече с земляками в Бийске сказал: «происходит уничтожение ингушей, чеченцев, татар, калмыков и монголов. Сталинская конституция — это фикция». Признано, что эта была политика — «произвола и беззакония», «клеветы и геноцида» . И это — тоже факт, от которого не отмахнуться.

Таким образом, подвергшаяся репрессиям калмыцкая интеллигенция активно трудилась на различных участках образования, здравоохранения и других отраслях производства. Возвратившись в конце 50-х — начале 60-х годов на родину, калмыцкая интеллигенция стала ведущим ядром работников народного образования, культуры и науки. Уже в эти и последующие годы было издано большое количество обобщающих и монографических работ, статей по важнейшим разделам истории и филологии, экономике и культуре, философии и социологии и т.д. Все это способствовало восстановлению и последующему успешному развитию республики.


Преданные солдаты Широклага

Самые популярные новости на эту тему:

Калмыкия валюта

Оставить комментарий

Поиск
Калмыкия
Алексей Орлов уволит
Калмыкия ВКонтакте Калмыкия Твиттер
Фестиваль тюльпанов
Калмыкия
Фестиваль лотосов
Басан Захаров
Фестиваль Ойрад тумэн
Необходимо активизировать работу!
Работа в Калмыкии