Офицер Владимир Халгаев

Может быть, не побывав в Чеченской республике, я бы не узнал от бывшего бригадного генерала о мужестве моего земляка, уроженца Калмыкии Владимира Халгаева. Даже бывшие противники восхищались его мужеством и храбростью.

«Здание гостиницы ФСБ в Грозном, которое мы окружили в начале августа 1996 года, – вспоминал бывший бригадный генерал, – было четырехэтажное. И с третьего этажа вел непрерывный прицельный огонь со своего ПК офицер ФСБ. По его азиатской внешности мы решили, что он, по всей видимости, по национальности калмык. По нему мы произвели два выстрела из подствольного гранатомета, сотни пуль градом полетели в то окно, где держал оборону офицер с восточным типом лица. Когда дым рассеялся, он, как птица феникс, вновь возродился из пепла и продолжал отстреливаться. Но здание нам все же удалось захватить, но там никого уже не было: все как будто испарились. На третьем этаже, где держал оборону офицер из Калмыкии, мы увидели огромную пробоину в стене, которая обеспечила военным выход к своим через примыкающее к гостинице здание. Вы представляете, что для нас тогда значило взять в плен десятки сотрудников ФСБ, можно было играть в политику, производить обмен между воюющими сторонами. Но, к сожалению, ваш мужественный земляк, офицер ФСБ из Калмыкии, не дал возможности осуществиться нашим планам».

После такого признания мне немедленно захотелось найти и познакомиться с этим человеком, мужеством которого восхищались даже противники. Уже в Элисте, познакомившись с Владимиром Халгаевым и разговорившись с ним за чашкой чая, я многое узнал о нем и его боевых друзьях.

Выпускник Ергенинской средней школы Кетченеровского района, выбрав профессию защитника Родины, после года службы в десантных войсках поступает в Орджоникидзенское высшее общевойсковое училище. После его окончания молодого офицера назначают командиром роты мотострелковой дивизии погранвойск КГБ СССР специального назначения в Волгограде. В 1993 году Халгаева переводят в УФСБ Калмыкии. После трех лет службы у себя на родине, в марте 1996 года, Владимир Халгаев был откомандирован в распоряжение УФСБ по Чеченской республике для выполнения оперативной задачи по пресечению проникновения боевиков и террористов на территорию данного субъекта РФ.

«Работа в оперативном отделе по борьбе с терроризмом казалась рутинной, – вспоминает Владимир Халгаев, – ежедневный сбор и анализ информации. Так продолжалось до августа 1996 года. Накануне мы узнали, что боевики готовят штурм и захват здания гостиницы ФСБ, которое находилось в пятистах метрах от Дома правительства Чеченской республики. Здание не было приспособлено к обороне.

И вот 3 августа рано утром к нам подошел так называемый Руслан Черный, правая рука полевого командира Шамиля Басаева, и предложил коридор, проход к федеральным войскам с условием сдать оружие. На что получил отказ. К утру здание было окружено, и начался массированный обстрел со всех видов оружия: автоматов, пулеметов, гранатометов…

Спустя несколько часов первый этаж здания был полностью охвачен огнем. Отстреливаясь, наши сотрудники были вынуждены занять оборону на верхних этажах. Мы несли значительные потери. Со мной в комнате, рядом с пристройкой к гостинице, был сотрудник спецназа «Альфа» Михаил. Он прикрывал меня, ведя огонь из автомата, но патроны были уже на исходе. Тогда я принял решение, спасшее нам жизнь. Предложил из пулемета Калашникова пробить большую пробоину в стене, через которую мы прошли в другое здание и с боями пробились к федеральным войскам. Последними из охваченной огнем гостиницы уходили мы с Михаилом, прикрывая отход наших ребят. Помню его слова, которые он сказал уходя: «Калмык, прикрой, будем живы – будешь героем!»

Что пережил потом Владимир – двое суток плена и трое суток перехода на территорию Ингушетии вместе с беженцами – понятно только ему, боевому офицеру Халгаеву, которого в степной республике ждали родные и близкие. Отстреляв до последнего патрона, он уходил от преследования боевиков дворами. Но тут рядом взорвался снаряд, и его контузило. Очнулся в подвале, оглядевшись, увидел вокруг себя боевиков, тут же находилось и гражданское население. Командир боевиков потребовал назвать фамилию, имя, отчество полностью, спросил, откуда родом и что делает Халгаев в Грозном. Владимир, представившись строителем, судя по реакции боевиков, понял, что они уже знают, кто перед ними стоит. Оказывается еще до штурма гостиницы хозяин близлежащего кафе, где обедали офицеры ФСБ, связной боевиков Ваха передавал данные о каждом из них.

«Если ты строитель, то я, наверное, чеченец-буддист, – командир боевиков сделал паузу и продолжил: – В Калмыкии у меня много родственников, и они очень хорошо отзываются о калмыках. Да и судьба у наших народов одинаковая, выселяли нас вместе из родных мест. Единственное, чем могу помочь – это предложить выйти вместе с колонной беженцев из Грозного по направлению к Ингушетии».

Владимир Халгаев, взяв на руки девочку и вещи у молодой чеченки, трое суток нес их до территории Ингушетии, делясь с ними добытыми в дороге последними куском хлеба и глотком воды. В Назрани, попрощавшись со своими попутчиками, он добрался до Управления ФСБ по Ингушетии и оттуда позвонил домой. Через сутки за ним направили машину, и Владимир выехал на родину.

Когда машина пересекла границу Калмыкии, Халгаев попросил водителя остановиться. Опьяненный знакомым с детства запахом полыни, он сел на траву, вытащил из кармана сигареты и закурил. И в этот миг Владимир почувствовал такое облегчение, он только сейчас понял, что пережил за эти дни. И что эта страшная война осталась у него позади.

Он ехал домой и вспоминал своих боевых друзей: офицеров спецназа «Альфа» – Ромашина, которому впоследствии было присвоено посмертно звание Героя России, своего напарника Михаила, мужественного офицера УФСБ Чеченской республики Маербека и многих других. Чувство гордости переполняло его сердце, волновало его душу, что он был рядом, воевал бок об бок с такими мужественными людьми, которые не щадя своей жизни боролись за установление конституционного режима в Чечне.

Но капитан Халгаев, скромный по натуре, не понимал, что именно он совершил подвиг, обеспечив выход своих коллег из окружения. Уходя последним с поля боя, он спас более сотни жизней. Разве это не подвиг?! Этот подвиг достоин самой высокой награды Родины.

Сейчас подполковник запаса Халгаев Владимир Николаевич на заслуженном отдыхе. Однажды, спустя десять лет после тех боевых событий, раздался решительный звонок в дверь. На пороге стоял почтальон и протягивал письмо с обратным адресом из Чеченской республики.

«Здравствуйте, уважаемый Владимир Николаевич! Пишет вам Кадырова Асият, та маленькая чеченская девочка, которую Вы вынесли на руках, пробиваясь из окружения. Когда по телевизору показывают Калмыкию, мы с мамой всегда вспоминаем Вас, того строителя и мужественного офицера, который помогал в пути не только нам, но и другим беженцам. Уже сейчас, будучи студенткой первого курса Грозненского педагогического института, я рассказываю о Вас и о Вашей родине, солнечной Калмыкии, всем своим друзьям, знакомым и детям в школе.
Вы всегда будете для меня примером мужества, образцом военного и гражданского подвига…»

Владимир Николаевич, прочитав письмо, закурил. А в памяти отчетливо всплыли события тех дней…

Среди сотен людей, которых встречаю каждый день в Элисте, идет человек, у которого ранимая душа, но мужественное сердце. Ради спасения других, мира и спокойствия он готов отдать его не задумываясь.

Источник: газета «Ветераны Отчизны» / Андрей Цодбаев

Самые популярные новости на эту тему:

Метки: , , , , , , , , , , , , ,
Калмыкия валюта

Оставить комментарий

Поиск
Калмыкия
Алексей Орлов уволит
Калмыкия ВКонтакте Калмыкия Твиттер
Калмыкия
Фестиваль тюльпанов
Фестиваль лотосов
Басан Захаров
Фестиваль Ойрад тумэн
Необходимо активизировать работу!
Работа в Калмыкии