Рассказ «Незабываемая прогулка»

Каляев Санджи Каляевич Новости Калмыкии: Многих читателей КалмыкияНьюс интересует информация о жизни калмыцкого народа в ссылке и после ссылки.

Известный писатель Санджи Каляев, обвинённый в национализме и буржуазном происхождении (сын зайсанга) поделился воспоминаниями о жизни в ссылке и после ссылки.

В этом рассказе много интересного.

После падения режима Сталина и НКВД, честные офицеры выяснили что обвинение было сфабриковано комсомольцами и коммунистами Калмыкии. Как уточнил начальник отдела литературы КалмыкияНьюс, в те времена это объясняли классовой борьбой бедняков с потомственной аристократией.

После возвращения из ссылки на Родину Санджи Каляев был всенародно признан и стал народным поэтом Калмыкии.

В результате восстановления справедливости, он стал всемирно известен как:
советский калмыцкий писатель,
фольклорист,
переводчик,
литературовед,
драматург,
народный поэт Калмыкии,
один из зачинателей современной калмыцкой литературы.

* * *

Рассказ «Незабываемая прогулка»

Освободился я совсем больной: болело сердце, ноги отказывались ходить. И врачи рекомендовали мне чаще гулять на свежем воздухе, понемногу заниматься зарядкой. Как-то надо было выполнять советы врачей, устал я болеть. А тут, на свиноферме, были сани, на которых возили корм. Подумалось, почему бы не использовать их? Уж очень хотелось мне сделать что-нибудь приятное одной синеглазой девушке.

Как-то раз, когда все в бригаде, намаявшись за день, улеглись спать, я пригласил Машу покататься на санках. Вот праздник получился! Мы весело катились под гору! С ветерком! Но еще веселей поднимались на нее: нет-нет, да и выбирались с ней на горку. Никто не знал о наших детских забавах. Мы с Машей были, как заговорщики.

Но однажды бригадный конюх, проверяя лошадей, увидел, как мы катались на санках. И утром сказал мне, что даже позавидовал нашему веселью и счастью. Катание на санях само собой привело к мысли: а почему бы не покататься на кошевке (Плетенные из прутьев сани, в которые запрягали лошадь)

Предложил Машуне покататься. Она не поверила: где же я возьму такую роскошь? Но я велел ей быть готовой, а сам оседлал Серуху и отправился на поиски. И все-таки нашел! Выпросив кошевку, я впряг своего Серуху и помчался за Машей. Мне было приятно видеть радость в ее глазах. День был ясный, падал снежок. Наш Серуха разогнался и несся по дороге. Снежная пыль из-под копыт летела нам в лицо. Казалось, весь мир пролетает мимо нас. А мы с Машуней вдвоем в самой середине этого круговорота. У меня возникло желание показать ей те места, которые успели стать мне дорогими.

Вот здесь была конюшня, где мы с дедом нашли приют, деля его на троих с собакой Матросом. А дальше стоит большой дуб, который служил мне крышей. Здесь я провел волшебную ночь, которая вернула мне родной «Джангар». Еще днем я держал его в руках, от волнения стараясь не расплакаться. Когда мы подъехали к зданию исполкома, я показал ей узенькие деревянные скамейки. Мне, бездомному, они служили ночью не кроватью, а крышей.

Серуха уже мчал нас к речке Талгарке. Мы быстро проскочили мост. И тут из множества камней, присыпанных снегом, я показал ей самый дорогой для меня камень? до самых морозов он служил мне домом. Наконец выехали из Талгара. Серуха уносит меня от воспоминаний. Снег освежает лицо. Теперь наш путь лежит к Машиной маме и ее родным.

Это катание запомнилось на всю жизнь. Вернувшись на родину, мы поселились на улице Комсомольской. А там, вниз от музыкального училища, был хороший склон. И мы с Машуней нет-нет да и выходили с санками поздно вечерком — покататься. Иногда к нам присоединялся Босхомджи Санджиевич. Это было настоящее удовольствие.


Каляев Санджи Каляевич

Калмыкия валюта

Оставить комментарий

Новости
Поиск
Калмыкия
Алексей Орлов уволит
Калмыкия ВКонтакте Калмыкия Твиттер


Фестиваль тюльпанов

Фестиваль лотосов
Басан Захаров
Фестиваль Ойрад тумэн
Необходимо активизировать работу!
Работа в Калмыкии