История успеха калмыцкого бизнесмена в Америке

Американские калмыки История успеха калмыцкого бизнесмена в Америке (США)

В начале я уже упоминала о нашем соплеменнике, живущим за океаном и построившем там не один город. Впервые о нем услышали почти четыре года назад от Темчи Шовгурова на свадьбе племянника Джиджи Андреева. Говорил он и о нем и в сентябре 1999 года, когда приезжал в Элисту. Мне очень хотелось познакомиться с этим человеком. К сожалению, во время первого визита в Штаты мне не удалось встретиться с Очуром Кутиновым, — так зовут нашего соплеменника, который, как уже было сказано, построил не один город в США.

На сей раз, фортуна улыбнулась — Темчи Шовгуров устроил встречу. Она состоялась в хуруле города Филадельфии.

Навстречу поднялся стройный, седовласый человек. На вид ему было где-то под семьдесят (речь идет о 2001-м годе), О. Кутинов уже отметил свое 80-летие. Родился он в 1921 году в Югославии, куда его родители – Булга (в девичестве Дорджинова) и Иван Кутиновы — попали в годы гражданской войны. Родом родители Очура из станицы Батлаевской Сальского района Ростовской области.

У отца нашего героя было три брата, сам он был четвертым сыном в семье потомственных казаков. Один из них стал гелюнгом. По материнской линии имел много родственников, так как у нее только родных братьев было шестеро, а Булга мама (мама О. Кутинова) была их единственной сестрой. Жена Очура — Бланш, 1927 года рождения (урождённая Буджалова), происходит из рода французских калмыков, потомками который являются наши донские соплеменники.

У Очура и Бланш трое детей — два сына и дочь. Один из них — Гаврил, 1949 года рождения, умер в 2001 году. У него осталось жена, дочь и сын. Внук Брайн, сын Гаврила, которому сейчас исполнилось 22 года, отслужил в армии и намерен стать полицейским. Внучка Орма окончила университет и вышла замуж за американца.

Второй сын — Саран родился в 1957 году, военный, в чине капитана, женат на элистинке Эльвире. У них двое детей. Сын школьник- дочери 5 лет.
А дочь Нарма, она старшая среди детей О. Кутинова, красавица с каштановыми волосами, замужем за Нимей Урубжуровым, владельцем собственной строительной фирмы. Его младший брат Джалса, миллионер, тоже занят строительным бизнесом.

Очур мне рассказывал, что свои первые шаги в строительном бизнесе братья Урубжуровы начинали при его содействии. После окончания высшего учебного заведения именно к нему обратились за помощью. А он, в свою очередь, помогал им, как мог…

Детские воспоминание у нашего героя весьма отрывочны. Со слов своих уже покойных родителей знает, что семья Кутиновых попала в Югославию в 1920 году. С родных мест калмыки, не принявшие Октябрьскую революцию, уходили отдельными группами. В одну из них попали Кутиновы… Причем одна часть уже в Югославии отделилась и уехала во Францию, где оказались и родители жены Очура — Бланш.

Кутиновы же приспосабливались к новой жизни в Югославии. В 1929 году, когда ему исполнилось восемь лет, родители отправили в Чехословакию учиться в русскую школу, так как мечтали вернуться на родину. Но судьба распорядилась по-иному…

На новом месте мальчик пробыл четыре года, а затем снова вернулся в Югославию, где два года проучился в русской школе. Но жизнь заставила забрать сына оттуда, так как было очень трудно прокормиться. Нужно было помогать семье. Очур был вынужден устроиться на фабрику, где красил дамское белье. Ему очень хотелось получить образование, и он стал продолжать посещать школу вечерами. Учился по четыре вечера в неделю, а в воскресенье – днем. На фабрике начинал рабочим, но прошло совсем немного времени, как он стал помощником мастера. К тому времени начал хорошо шить.

Сложно сказать, как бы сложилась судьба Очура, если бы не началась война. Она внесла свои коррективы. Молодежь погнали на работу в Германию. Очур сначала попал на ферму, а затем — на сахарный завод, где выполнял самую черную работу. Вместе с ним в Германии оказались и другие калмыки. Человек десять. Местечко, где располагалось предприятие, называлось Мекленбург.

Там проработали почти 2 года. А затем трудились, где придется… После окончания войны там же попал в отдельный калмыцкий лагерь, в местечке Шонгау Альтенштата, где собрались соплеменники со всей Европы.

С высоты своих прожитых лет О. Кутинов удивляется тому, как ему удалось выжить в те годы.

— А ведь мы не просто выжили, а наоборот, были полны сил, энергии, планов и даже играли… в футбол, — вздыхает наш собеседник. И глаза, его загораются каким — то особым молодым блеском.
Он замолкает. Минут десять молчит и думает о чем — то своем.… А затем начинает вспоминать, как они, молодые калмыки, волею судьбы, попавшие в лагерь для беженцев на территории Германии, создали футбольную команду и назвали «Джангар» — в честь знаменитого калмыцкого героического эпоса.

Так вот этот самый «Джангар» стал грозой для футбольных команд всей Германии, который не могли одолеть даже именитые профессионалы. Очур вспомнил, как они победили со счетом 7:1 немецкую команду, входящую в Крайс-лигу. А также со счетом 4:2 калмыки одержали вверх над профессиональной футбольной командой г. Мюнхена.
О победах калмыцких мастеров стали ходить легенды. Попробовать свои силы и выиграть её желали многие футбольные команды Германии того времени.

Прошло с тех пор не одно десятилетие, а О. Кутинов поименно помнит всех, кто входил в футбольную команду. Вместе с ним было 10 калмыков и 2 поляка. Это Ата Переборов, Церен Джегатинов, Менко Абушинов, Бекет Басанов, Михаил Пагинов, Никита Улашкин, Саран Иванчуков, Учур Переборов, Наран Уланов и, конечно же, он сам. К сожалению, время стерло из памяти О. Кутинова имена футболистов-поляков.

Как было сказано выше, калмыцкие футболисты сражались со многими профессиональными клубами разных городов Германии. Особенно внушительной была победа над командой Мюнхена. Узнав о ней, с калмыками решила сразиться и вторая их профессиональная команда. Но матч не состоялся из-за того, что калмыки стали покидать Германию.
Очур женился в 1946 году, как упоминалась ранее, на калмычке, родители которой в 20-х годах попали во Францию. Дочка Нарма появилась на свет в 1947 году в Германии.

А в Америку Кутиновы прибыли 25 декабря 1951 года.
Первые годы пребывание их семьи в Штатах, по мнению главы семейства, были самыми трудными. Этот период жизни начался для них 25 декабря 1951 года. Кутиновы, как и другие наши соплеменники, попали в лагерь для беженцев в штате Нью-Джерси. Пробыли там совсем недолго, а потом они должны были самостоятельно вживаться в американскую жизнь. Без знания языка могли претендовать только на самую неквалифицированную работу. Очур Кутинов пошел работать молотобойщиком, а затем устроился на сахарный завод. Выполнял любую работу, где нужна была физическая сила. Уставал, по его собственному признанию, как черт. И хотя благодаря молодости быстро восстанавливал силы, Очур понимал, что долго так не продержится.

Что делать? Нужна была работа, которая позволила бы содержать семью: на его руках была не только жена и двое детей, но и престарелые родители. После долгих поисков он поддался на уговоры двух своих соплеменников: идти на стройку и пробовать там свои силы. Но было много сомнений. Дело в том, что Очуру нравилась профессия строителя, но он никогда не работал в этой части, а потому не знал с чего начинать. Но выбора не было. Нужно было жить. Кормить семью, ставить на ноги детей. Так, в мае 1955 года Очур Кутинов уходит с сахарного завода и решается идти на стройку.

Начал он с малого. С обивки домов. На готовый скелет коттеджа нужно было произвести обивку, 60 долларов за дом. За 2,5 дня Очуру удавалось обшить целый дом. Присмотревшись, понял, что эту работу можно делать гораздо быстрее. Не прошло и недели, как за день стал обшивать два дома. Очуром Кутиновым заинтересовался сам хозяин. Он был, очень удивлен и не очень поверил мастерам, которые доложили, что появился калмык, способный очень быстро и качественно работать. Он приехал и лично в этом удостоверился. Но деньги хотел платить по старому тарифу. Пошел даже на ухищрения. Решил пойти на почасовую оплату. Платить не за количество домов, а за количество отработанных часов. Это было выгодно хозяину, но не рабочим.

Очур, поняв, что сможет за свой труд получать гораздо больше денег, решил уйти и найти другого хозяина.

Через две недели Кутинова разыскал сам хозяин и предложил руководить этими работами. Очур согласился. Но через 2-3 недели он был вынужден уйти. Хозяин снова попытался обмануть его. Но вечером того же дня, когда Очур ушел с работы, хозяин вновь появился на пороге дома. Теперь они стали разговаривать как полноправные партнеры. Жалованье ему было положено в три раза больше, а все вопросы, связанные с расходами материалов и сроками сдачи обьектов, решались только сообща.

Прошел год, другой, Очур понял, что может открыть свою собственную фирму и самостоятельно заключать контракты с заказчиками. Он мог возводить не только жилые дома, но и другие обьекты. Отель из чистого дерева, построенный калмыками в те годы в одном из небольших городков под Нью-Йорком, вызвал восхищение у специалистов, которые знали толк и имели большой опыт по этой части. Отелей такого типа калмыки построили в штате Нью-Джерси немало.

И все же Очур Кутинов понял, что более выгодно возводить жилые дома. После долгих колебаний решает самостоятельно открыть свое дело. Сейчас, с высоты прошедшего времени, он понимает, на какой рискованный шаг ему пришлось пойти. Но природный ум, смекалка помогли ему разобраться в ценовой политике. Вместе со своими соплеменниками они на первых порах решили сознательно пойти на снижение цен.

Контракты, заключаемые ими на один и тот же объём работ, были, чем у других по стоимости ниже на 1300-1600 долларов, а однажды даже на 21 тысячу долларов дешевле. Конкуренты взвыли: начались интриги. Но что делать? Пришлось пройти и через это. Другого выхода просто не было.

При этом не нужно забывать: строительный бизнес, который выгоден всегда и везде, в Америке претерпел различные периоды. Если в 60-е годы он бурно пошел на подъем, то в 70-х годах значительно снизил обороты, а в 80-е снова пошел на подъем и не снижает их, по сей день.

Фирма Очура Кутинова, заключившая свой первый контракт в 1959 году, смогла выстоять и выдержать непростую конкуренцию. Только в одном городе Меклинде штата Нью-Джерси было построено 1600 домов.

Очур Кутинов говорит, что первый его контракт в 1959 году был заключен на строительство 95 домов на общую сумму 140 тысяч долларов. Сейчас же заключаются контракты на миллионы долларов. При этом нельзя забывать о том, что если в конце 50-х и начале 60-х годов строили дома обычно на 2 спальни (напоминаю, что в Америке количество комнат считается по спальням), то сейчас фирма Кутинова (ныне возглавляет её зять Нимя Урубжуров, муж дочери — Нармы) строит жилые дома нескольких моделей. Это красивые коттеджи с 2-3-4-5-6 спальнями. Сооружают они также и многоэтажные строения, отели, рестораны. При этом хочу подчеркнуть, что она же производит все работы и по благоустройству.

Вместе с Очуром Кутиновым я побывала в одном из небольших городков под Нью-Йорком, построенном полностью его фирмой.
Для того, чтобы читатели представили, что это такое, хочу сказать, что по территории этот городок раз в десять превышает наш Сити-Чесс и застроен только уютными двухэтажными коттеджами. В нем живут , в основном, пожилые люди, которые, выйдя на пенсию, уехали из таких больших мегаполисов, как Нью-Йорк, Филадельфия, и решили остаток жизни провести в тиши среди природы.

Выше уже упоминалось о том, что с Очуром мы побывали в ряде городов, где он строил дома для местных жителей.

Самое главное, было приятно, что все очень тепло отзываются о мастерстве и сноровке калмыков-строителей. В этой связи хочу вспомнить забавный эпизод, произошедший в том же Спринг-Джилле. Один из тех, кто подошел к нам во время бесседы с местными отдыхающими, Майкл Стринвири, высказал предложение, что наши далекие предки, якобы, жили в дремучих лесах и издревле занимались их заготовками, строили и мастерили по дереву…
Пришлось его разочаровывать, сказав, что мы являемся коренными степняками, а наши прадеды были скотоводами…
Так что по ходу путешествия по городам, где строил дома Очур, приходилась даже восстанавливать по ходу страницы истории своего народа.

Тепло отзываются также о калмыках и в Мурстане штата Нью-Джекрси, где он возвел более 500 жилых домов.
— Мой дом строили калмыки. В нем я живу со своей семьей свыше четверти века. Ремонт капитальный ни разу не проводился. Пару раз слегка подкрасили, — сказала нам Нэнси Смит, с которой мы познакомились в этом небольшом городке.

— Очень довольны своим жильем, в нем и собираемся встречать свою старость, — на прощание сказала Нэнси. Она показала дома, построенные калмыками, познакомила с некоторыми жильцами. Среди них нашелся молодой человек лет тридцати, дедушка которого был калмыком по фамилии Джаринов. Но, к сожалению, Том, как звали молодого человека, ничего не мог сказать о наших соплеменниках. Языка не знал, говорил только по-английски. Через Нэнси он пояснил, что дед с бабкой рано разошлись, и его отец, который был наполовину калмыком, воспитывался у родственников матери, американцев польского происхождения, обосновавшихся в Штатах в 20-х годах теперь уже прошлого столетия. А поэтому, якобы, воспитание было традиционное польское, но все равно он с детства знал, что у него в жилах течет калмыцкая кровь. Об этом ему говорила бабушка. Сейчас Том живет в доме, который когда-то построили соплеменники его деда. Он достался ему в наследство от бабушки.

Вот такие были удивительные встречи, во время поездок по городам, где строил дома Очур Кутинов. Из всего увиденного и услышанного мы сделали вывод, что наш соплеменник не зря прожил свою жизнь и может гордиться тем, что оставил заметный след на земле новой родины.

Время неуловимо берет свое. Очуру уже пошел 83-й год. Сейчас он все чаще и чаще пытается проанализировать свой жизненный путь. Он позволил сделать вывод, что все зависит от самого человека, что судьба каждого в его собственных руках. Конечно же, соответствующие коррективы вносят время и обстоятельства. Но самый главный двигатель все же сам человек. Жизнь О. Кутинова является тому ярким примером.

Американские калмыки В чужой стране смог создать себе и своим родным и боизким достойные условия жизни. Дети и внуки, не одно поколение его потомков будут гордиться тем, что их отец, дедушка Очур Кутинов построил не один город в Америке.

Мы долго разговаривали с ним. Нам хотелось узнать, что его волнует, считает ли он себя счастливым человеком. После продолжительного молчания Очур ответил, что, на его взгляд, жизнь сложилась удачно. Для него и всех его родных и близких было огромным счастьем в 1970 году через пятьдесят с лишним лет встретить одну единственную сестру Катю (Катмаш), которую родители в 20-х годах, уходя из родных мест, оставили совсем маленькой. Долгие годы считали погибшей. Сейчас в Элисте живут её внуки. С ними Кутиновы поддерживают теплые отношения. В Америке у них в гостях побывала невестка, жена племянника Очура Кутинова – Валентина Нарановна Учурова. До этого она тоже гостила у них с сыном, врачом-нейрохирургом Окой Николаевичем Учуровым.

Есть в Калмыкии и другие родственники Кутиновых — Буджаловы.

… В далекой Америке в небольшом городке Метфорде, штата Нью-Джерси живет и здравствует наш соплеменник Очур Кутинов, сумевший, несмотря на жизненные невзгоды остаться настоящим человеком. Он достоин того, чтобы о нем знали и помнили на родине предков.

Валентина Боваева. Американские калмыки часть 2.

Самые популярные новости на эту тему:

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,
Калмыкия валюта

Оставить комментарий

Поиск
Калмыкия
Алексей Орлов уволит
Калмыкия ВКонтакте Калмыкия Твиттер

Фестиваль тюльпанов
Фестиваль лотосов
Басан Захаров
Фестиваль Ойрад тумэн
Необходимо активизировать работу!
Работа в Калмыкии